Телевидение Казахстана: Германия - преступное и коррумпированное государство, им управляют бандиты и убийцы.

Телевидение Казахстана: Германия - преступное и коррумпированное государство, им управляют бандиты и убийцы.

Правозащитник программист математик Николай Эрней, рассказывает о том, как Германия нарушает Конвенцию о Правах Ребёнка, Конвенцию о правах Человека, Лиссабонский договор о создании Европейского Союза, как на это незаконно реагирует Европейская Комиссия, о коррупции в руководстве Правительства Германии, коррупции в руководстве Палаты Представителей Германии, бизнесе на отъёме детей из семьи, карательной психиатрии, фальшивых судей без присяги, судебных приговорах без подписей судей, избиениях детей в школах, нападениях беженцев на немецких детей, на удушения детей в школе, на жесты отрезания головы в школах

00:00:07
Здравствуйте, я- Лилия Игликова. Продолжаем обсуждение законопроекта о противодействии семейному бытовому насилию. С нами на связи по скайпу из Москвы гражданский активист, правозащитник – Николай Эрней. Николай, здравствуйте.
00:00:21
Здравствуйте, Лилия.
00:00:24
Страсти вокруг законопроекта о противодействии семейному бытовому насилию достигли в Казахстане той стадии, когда только открыто можно решать на каких принципах нужно строить защиту семьи и детства. Тенденция использования западных моделей в законодательстве, насколько я понимаю, только набирает обороты у нас, поэтому хотелось бы заглянуть, как там на западе с этим обстоят дела.
00:00:55
Мы знаем, что Вы прожили несколько лет в Германии, и столкнулись с этой проблемой, поэтому хотелось бы услышать Вашу точку зрения на ситуацию.
00:01:08
На самом деле, сейчас и Россия, и Казахстан копируют западную модель вот этого противодействия семейному насилию, то есть берут законы, практически один в один, так называемого закона о ювенальной юстиции, то есть это свод законов, комплекс законов якобы для защиты детей и якобы для защиты прав детей, и перенимают, практически просто переводят этот закон и перенимают один в один.
00:01:32
А к чему это приводит? Как это выглядит в Германии, как это работает в Германии. Ребенок, к примеру, рождается ребенок, его в случае, если семья не нравится по каким-то причинам социальным службам, его могут забрать прямо в роддоме. То есть буквально там сразу же после рождения.
00:01:51
Сразу же после рождения, то есть не через день, через два, не через пять дней. Детей у семей, которые стоят на учете, отбирают прямо в роддоме. Семья может попасть на учет, если у нее уже раньше .. Если, к примеру, девушка росла в детском доме, или парень рос в детском доме, такая семья уже попадает на учет, они уже считаются неблагонадежными и неблагополучными. У них уже могут отбирать.
00:02:20
Бизнес, когда смотришь, как это все функционирует, ты понимаешь, что это на самом деле очень высокодоходный бизнес для определенных чиновников. Потому что к примеру, обычная семья..
00:02:33
Для того, чтобы произошло изъятие ребенка из семьи, все-таки должен поступить какой-то сигнал в ювенальную юстицию, я так понимаю?
00:02:41
Нет, сигнал не обязательно должен поступить из семьи. Сигнал может поступить из детского сада, сигнал может поступить от соседей, что ребенок топает ножками по полу, просто ходит по полу, соседям это не нравится, они могут пожаловаться и семья попадает на карандаш. Соответственно, назначается проверка, приходят сотрудники органов опеки в квартиру и начинают уверять родителей что все хорошо, в этот момент они тщательно фиксируют все что им не нравится.
00:03:13
То есть, к примеру, мама кормит ребенка грудью. Это может не понравиться сотрудникам опеки. Надо кормить с бутылочки. Мама слишком близкий контакт с ребенком. Ребенок, к примеру маленький, спит рядом с мамой, это недопустимо. Сейчас с коронавирусной пандемией требование такое, что если ребенок из сада или школы пришел, или в саду или в школе ввели карантин, то ребенок обязан две недели сидеть один запертый в комнате, ему запрещено контактировать с родителями.
00:03:40
Понимаете, какой стресс у ребенка, что он один сидит в комнате, с ним никому нельзя играть, он просто заперт. Все эти новшества, у нас они ведут к тому, что ситуация с детьми, она становится все хуже и хуже. К примеру, последние два месяца, немцы очень сильно вымораживали просто детей в школах. То есть, вот у них с конца августа начинаются занятия, по областям разная дата, считайте сентябрь – октябрь у них были открытые окна, открыты двери, дети сидели на сквозняке, то есть они вот все занятия на сквозняке, и соответственно, они просто приходили домой замерзшие, они не могут ни ручку держать, ничего. Естественно, у них пошла эпидемия гриппа, эпидемия ОРВИ, эпидемия отитов воспаление среднего уха, но это для немцев считается нормальным, потому что они таким образом как бы детей массово тренируют, это как религия такая, то есть детей надо вымораживать чтобы у них была тренировка. В итоге, у них буквально, если идешь по улице, через каждые 50 метров видишь мастерскую, которая продает импланты для ушей, и занимается подбором имплантов для ушей. То есть, когда на это все смотришь, возникает вопрос, а вообще люди адекватные? Вы сами-то укутанные полностью, а ребенок у вас с открытыми ногами и головой едет по улице.
00:05:05
Как же, если ребенок откажется в таких условиях ходить в школу, он просто болеет или что-то, соответственно, родителей ждут серьезного наказания. За неявку в школу 1000 евро штраф. 1000 евро за день. Если ребенок регулярно не посещает школу, то есть неделю или больше, то семья автоматически попадает на учет к органам опеки и потом ребенка просто могут из школы, раньше если были какие-то, если какой-то конфликт в саду, прямо из сада забрать. И его забирают, сразу помещают в приемную семью. И с момента изъятия у немцев нет никаких сроков, у них нет обязательств в течение суток вынести решение, как Россия, хотят принять закон в течение суток чтобы суд выносил решение, или вот Казахстан хочет принять закон в течение 24 часов чтобы суд выносил решение. Нет, таких сроков потом нету.
00:05:54
У вас потом будет один только срок, вот если вы примите этот закон в любой форме, что детей можно так изымать решением административным органов опеки, у вас один только срок потом будет – 18 лет. Даже не 18, а 23 года. То есть опека сохраняется потом над таким ребенком до 23 лет, и в 23 года, если он еще узнает, кто у него мама с папой, он может быть вернется домой, или увидит их. Но он не захочет их видеть, ему за эти годы популярно объяснят, что мамка с папой больные, мама с папой опасные, вот у него теперь новые родители, его будут там хорошо колоть лекарствами, таблетками, ему будут объяснять, все что происходит – это все нормально, то есть у него будет настолько массивная обработка сознания, что он потом маму-папу будет ненавидеть. Есть примеры детей, которые действительно, там обработка достаточно серьезная идет. Что, как у немцев это выглядит, вот ребенка отобрали, мама с папой в шоке, ребенок не пришел со школы или сада, или из сада позвонили, что забрали.
00:06:54
Они бегут к адвокату. В Германии нельзя подать иск без адвоката, тут только мелкие дела можно решать без адвоката. А такие дела всегда с адвокатом. Сразу ценники начинаются от 20 тысяч евро, 50 тысяч евро, а страховые компании такие иски не перенимают. То есть, родители начинают платить адвокату, а адвокат в Германии является в составе суда. Адвокат в Германии всегда входит в состав суда. Он как бы правая левая рука судьи. Это по закону так, он дает такую же присягу, как и судья. Адвокат так же в Германии имеет статус адвоката только если он находится в коллегии адвокатов. То есть, если человек очень хороший морально, очень хорошо знает законы, но по каким-то причинам где-то он ссорился с судьями, защищал права клиента, то его, по звонку судьи его выкидывают из коллеги, его исключают из своей коллегии адвокатов, после этого человек, его адвокатский статус превращается в тыкву, он перестает быть адвокатом.
00:07:51
Он ничего не может больше делать. Даже если он будет адвокатом зарубежной коллегии, станет адвокатом зарубежной коллегии, он тоже в немецком суде не сможет писать ни одну бумагу, подавать нигде документы. Что получается в итоге? Люди бегут к адвокатам, платят деньги, адвокат говорит да все будет хорошо, сейчас мы подадим жалобу в суд, он подает жалобу в суд, и суд назначает заседание через полгода. Или назначает заседание через 3 месяца. Три месяца идет обработка ребенка. Понимаете? Вот в этой приемной семье. И на эту приемную семью тут же начинаются выделения, государство выделяет деньги там в районе шести-восьми тысяч евро в месяц. Считайте, 8 тысяч евро в месяц это 100 тысяч евро в год. Эти счета потом начинают слать родителям. То есть сначала государство платит это, в приемную семью такие деньги, а потом присылает эти счета родителям и просто уничтожает как бы материально уничтожает семью. Потому что семья вынуждена платить и адвокату, семья вся в стрессе, семья уже не может работать.
00:08:50
Были случаи, когда в одной прекрасной семье изъяли семь детей, об этом был сюжет. Причина, по которой изъяли детей заключалась в том, что дети ходили дома в одежде не по возрасту, а мама была настолько уставшая, что где-то там в углу дети пописали и это органы опеки увидели.
00:09:08
Возникает вопрос, извините на 7 детей 8 тысяч евро, это считайте 50-60 тысяч евро в месяц, почти семьсот тысяч евро в год, то есть такие семьи, с хорошими детьми, здоровыми детьми, как бы с хорошим поведением – эти семьи становятся лакомым кусочком, за ними на самом деле идет серьезная охота. И в основном это семьи иностранцев. Потому что у иностранцев, это вот Казахи которые как казахские немцы переехали, такие семьи. Русские немцы, которые переехали. Все иностранцы, которые приехали по работе, потому что у них нет контактов среди прокуроров и судей, которые могли бы им в этом, в решении этого вопроса помочь.
00:09:47
Телефонное право в Германии работает очень хорошо.
00:09:54
Хорошо, Николай, и вы говорите, что это лакомый кусочек, я вижу в этой ситуации в чем выгода адвоката, судей, прокуроров. Я по Вашему рассказу понимаю, в чем выгода приемным семьям, но не понимаю, для чего это государству?
00:10:08
А государство, Вы поймите, Германия на самом деле это одна большая корпорация, то есть если мы смотрим на Германию, мы думаем, что Германия это демократическое государство, где есть выборы, вот там десяток партий, люди кого-то выбирают, потом эти партии выбирают канцлера, президента выбирает, еще что-то… Если мы об этом, если Вы там поживете, вот физически поживете, и столкнетесь с какими-то проблемами, или увидите, как другие люди столкнулись с проблемой, Вы поймите что на самом деле Германия это одно общество с ограниченной ответственностью, это одно ООО, реально.
00:10:40
Это корпорация, одна корпорация. Все остальные фирмы это всего лишь отделы этой корпорации. И поэтому это как бы государство чиновников. Все что делается – это делают чиновники на угоду чиновникам. Когда государству как обществу это конечно не выгодно, это катастрофа для государства. Но чиновникам это очень выгодно, потому что они туда получают гарантированные заказы на свою работу, сами сотрудники опеки чем больше и больше работы, они же с каждым годом изымают все больше и больше детей.
00:11:10
То есть, если 10 лет назад они забрали 50 тысяч детей в год, сейчас они изымают 100 тысяч детей в год. По логике, после изъятия первых 50ти тысяч, в следующем году изымать должны уже тысячу или две. Потому что всех детей из опасных семей забрали. Нет, они на следующий год берут еще больше, потом еще больше, еще больше. То есть, чиновники себя обеспечивают работой. Тут же психиатры себя обеспечивают работой, судьи себя обеспечивают работой. И заодно через политиков они продвигают максимальное повышение и повышение расходов из бюджета.
00:11:42
И политики это курируют, причем на уровне руководства государственной думы Германии, Бундестага. Если мы посмотрим заместитель председателя Михаэла Нолль - Michaela Marion Noll (née Tadjadod), это Бундестаг, немецкий руководитель, зам. Председателя бундестага, то есть масса фотографий, где он встречается с Вольфганг Швахула - Wolfgang Schwachula, Wolfgang Schwachula это руководитель немецкой ассоциации детей по защите от психически больных родителей.То есть она, понимаете, эта структура она как такая вот елка. И она идет на самый верх. Соответственно, Schwachula обеспечивает нужные решения по родителям, подписывает им что они психически больны, опасны. Судьи ему этих клиентов сразу поставляют, они сразу пишут направить человека к Schwachula. А Schwachula встречается с Michaela Marion Noll, зам председатель госдумы немецкой, занимается выделением денег. Вот эта вся система так функционирует.
00:12:40
И если вы хоть один раз туда попали, хоть раз попали на карандаш, то немецкие органы опеки он лишает вас право определять, где вы будете жить со своим ребенком. И страну не можете покинуть. Такие случаи есть, они массовые. Американцы писали петиции конгрессу США, спасите наших американских детей от немцев.
00:13:00
Американское телевидение, христианские каналы американские, снимали видео, 10 лет назад снял, до сих пор это видео актуально, о том, как функционирует бизнес на детях. Как они их отбирают, как функционирует эти приемные дома, как в газетах появляются объявления от руководства этих приемных домов «ищем человека с хорошими контактами в органах опеки», то есть они даже не стесняются, то есть объявления, и вот эта вся система югендамт, это ведомство по делам молодежи.
00:13:31
Это опека немецкая. Оно все было создано во времена Гитлера, и оно с тех пор так же функционирует. Оно создано было для того, чтобы именно молодежи, именно детям с первого класса, ну даже в саду это начинается, особенно 1, 2, 3 класс, промывать мозги. Если дети приходят с 2 класса и говорят мама папа, мама ты любишь чтобы тебя вот сверху или снизу папа или сзади, мама в шоке, что это было? А у нас говорит видео интересное показывали, где голые дяди и тети занимаются, мы правда не поняли, чем… То есть, во 2 классе это уже показывают в школе.
00:14:07
Они забирают у детей телефоны, у многих детей есть телефоны, чтобы дети не могли это заснять, так что они это видят и показывают им просто порно. И дети потом приходят домой в шоке, они не могут даже рассказать, что они видели. Понимаете, эту систему? Все вот так вот. Все нужно полностью так разломать, чтобы человек, маленький человек, он приходит домой, если он дома расскажет о том, что было в школе или в саду, и об этом узнает воспитательница, его будут наказывать. Его реально потом будут в школе наказывать. Он должен в школе рассказывать, что раз ..
00:14:36
Темы сексуального воспитания детей поднимаются сейчас и в Казахстане, и в России, но пока мы – родители, не представляем, чем это может нам обернуться.
00:14:50
Конечно, мы видим только обертку. Мы видим обертку, и знаете, как это… Бывают ситуации, что родители убивают ребенка и сразу возникает такой массивный сброс сми, что вот органы опеки не досмотрели, органы опеки нужно больше полномочий. У них полно полномочий. Они недосмотрели. Они не забирают детей из буйных семей, где папа может прийти и просто голову отвертеть чиновникам опеки. Из таких семей они не забирают. Они забирают детей именно из семей, где проблем с семьей не будет.
00:15:21
Где семья пойдет судиться, они же не забирают детей из семьи беженцев. Потому что придут просто гранатами закидают, и они-то сами все понимают. Таких семей, детей они даже не трогают, что бы они там не делали. Пусть убивают друг друга.
00:15:40
Могли бы Вы нам рассказать, с чем пришлось столкнуться Вам?
00:15:43
Мы столкнулись с тем, что у нас в школе был афганский мальчик, который бил других детей, вначале пинался, потом он детей душил, сталкивал их с лестницы, одному вилку в шею воткнул.
00:15:53
Нашему сыну пытался карандашом глаз выбить во время урока, и был период, когда школа этого мальчишку отсадила, то есть конфликт был временно решен, потом они его от наказаний и ограничений освободили, он напал на нашего сына. Я пытался через администрацию школы решить проблему, чтобы ребенка просто отсадили, чтобы они сидели за разными партами. Чтобы этого насилия и побоев не было, потому что мне сын сказал «папа, зачем мы вообще живем в этой стране и почему вообще в эту страну переехали?»
00:16:25
В конце концов сын вообще отказался ходить в немецкую школу. Плюс он мне показал жест этот, отрезание головы, говорит «папа, ты будешь мертв» мне по-немецки. Я прихожу в школу к директору, говорю, извините, у вас это вообще нормально? Это с какой немецкой книги уже такие жесты? Она мне говорит: это с Микки Мауса. То есть, ребенок этот афганский увидел это в Микки Маусе, и потом всем это показал, показал это при учительнице по спорту, а потом официально стало, что никто ничего не видел, никто ничего не знает, и т.д. и т.п.
00:16:56
И понеслось. Я подумал что нужно тогда уже искать другой.. А директор сказала это нормально, что дети бьют друг друга, это процесс взросления. Вот. И вообще, вы можете отсюда проваливать куда хотите, если вас не устраивает наша школа, идите куда хотите.
00:17:09
Я связался тогда с консульством России в Бонне, мы жили в Кёльне, консульство зачислило моего ребенка в русскую школу при консульстве, мы переехали из Кельна в Бонн, нам немцы во время переезда обещали, что мы согласуем вам эту школу без проблем, а после переезда, то есть это была такая ловушка с их стороны, а после переезда они нам отказали, запретили ходить в эту русскую школу.
00:17:29
Что она, с их точки зрения, не соответствует немецким стандартам образования. Ну да, там не учат детей отрезать шею, голову, вышибать друг другу глаза, и втыкать вилки. Поэтому она не соответствует немецким стандартам образования и немецкой реальности современной. Жизни в городах, создавать банды, драться, убегать, пинаться, ножами махать, палками и т.д. То есть у меня в ответах написано, что немецкая школа должна обучать реальности жизни с ребятами в немецком обществе. Ну действительно, обучают и сразу возник вопрос о том же самом, в Бонне есть арабская школа, которая финансируется Ливией, и она в таком же статусе как русская школа, то есть она тоже не соответствует немецким стандартам образования.
00:18:13
Но туда немецким, арабским и русским детям можно ходить, то есть в арабскую школу детям можно ходить, а в русскую школу детям ходить нельзя. Я увидел в этом определенный нацизм. Я увидел в этом дискриминацию. Я сказал об этом нацизме, мы подали в суд на то чтобы разрешили ребенку ходить в ту русскую школу, нам суд из 5 немецких судей отказал. В решении суда сказано, что в нашей школе в Кёльне было 3 задушенных ребенка, не до смерти, но хорошо придушенных. И дети это все помнят естественно, дальше помнят, что были побои, год были побои и директор ничего с этим не сделала.
00:18:47
Прямо в решении суда так написано. И в решении суда написано, что я не имею права сомневаться в немецкой системе образования, то есть все случаи, которые были в школе на протяжении года – это единичные случаи, если мы были в одной школе, мы были в Кёльне и переехали после этого в Бонн, то проблема с Кёльнскими школами для нас теперь полностью решена. То есть мы теперь в другой город уехали, в Германии полно городов, можно вообще переезжать с места на место постоянно.
00:19:14
Каждое новое место будут говорить, что проблема решена. И в Бонне, когда я общался с родителями, когда мы там прописывались после переезда, но до посещения школы, это были летние каникулы, я у родителей в Бонне спросил, а как Ваше мнение о школах Боннских? Они сказали, 5 лет назад, до беженцев, до такой волны беженцев, были хорошие и плохие школы. А сейчас все школы плохие, потому что во всех школах теперь побои, проблемы, и все это с начальной школы, первые 4 класса. С пятого класса они идут в гимназию, в обычные школы, и в гимназии раньше было хорошо, но теперь тоже плохо, потому что в гимназию политическим приказом сказано тоже брать беженцев, независимо от оценок, независимо от знаний, то есть там уже и гранаты приносят, там уже ножи приносят, там бывает что, мне сотрудник рассказывал, что у него сын в гимназии стоит ест, у нему арабы подходят говорят слушай, а ты чего ешь? У нас рамадан, есть не имеешь право. Так я не мусульманин, и у них драка началась. То есть понимаете, они на него кинулись, он начал отвечать, то есть вот это культура, когда дети с камнями палками играют, они потом приносят ее и в сад, и в школу, и немцы считают, что другие дети должны этих детей как-то интегрировать, перевоспитывать… Чему может перевоспитаться интегрироваться? Почему вот мой сын приходит в класс, там треть арабы, треть сирийцы, треть афганцы, два немца, один русский ребенок. Какую культуру, мой ребенок немецкую культуру принесет из такого класса? Он домой приносит вот (жест отрубает шею) и говорит папа ты будешь мертвый. Он что там в школе выучил – то и принес.
00:20:48
Закономерен такой вопрос, нет ли здесь сгущения красок? Потому что есть единичные случаи, есть тенденция, а есть массовое явление.
00:20:58
Но чтобы понять, нет ли сгущения красок, нам нужно достаточно даже посмотреть немецкую прессу. Немецкая пресса каждый случай называет единичным, но к примеру, вот мы были в Кёльне, у нас есть документ, официальный, в нашей школе три задушенных ребенка. У нас есть другой документ, из городского отдела образования, что в Кёльне 2200 больных детей, которые не соответствуют обычной начальной государственной школе, вынуждены там учиться и учатся, потому что мест в спец. школах для них нет. То есть, эти дети бьют других детей во время урока, мешают занятиям, но мест нет, поэтому терпим. А понимаете, 2200 это из года в год. Каждый год новые приходят, новые уходят. А в Кёльне примерно 100 начальный школ. 2200 детей делим на 100 школ, получаем в каждой школе примерно 22 ребенка и в каждой начальной школе примерно 8-10 классов. Получаем что в каждом классе примерно два таких ребенка. Школам это крайне выгодно, за одного – двух детей в классе им дают дополнительное вознаграждение учителю, то есть она тогда с этими двумя детьми занимается, все остальные стоят на ушах.
00:22:06
Вот и всё. Это документ. Хорошо, мы берём пример Берлинской школы. В Берлинских школах есть такие классы, в которых ни один ученик не горит по-немецки ни одного слова. Это столица и об этом пишут сами учителя, они дают книги о том, какая катастрофа сейчас в Германии, потому что у них раньше был, вот когда казахские немцы переезжали в девяностом году, переезжает к примеру группы немцев, казахских немцев в Германию, их раскидывали по городам, они шли в местные школы и там примерно было из 30 учеников 25 было немцы. Опять вот это русский немецкий, русский казахский немцы, то есть пять против 25 и соответственно 25 обучают языку, местной культуре, местным обычаям. Что наши вот казахские немцы, они были некультурные, просто в Германии есть другой свод правил, что там нельзя просто так в гости прийти, надо обязательно там за 3 месяца, за полгода согласовать, позвонить согласовать.
00:23:02
В Германии как бы отношение к родителям другое. Родители, то, что родители живут в домах престарелых и умирают там, для Германии это всё совершенно нормально.
00:23:10
Вы говорите, очень жутко прозвучала фраза о трех задушенных детях в школе. Я так понимаю, что речь идет все-таки о драке между детьми, а не о покушении на убийство?
00:23:22
Там не была драка, там было прямое нападение этого афганца, потому что он вначале пинался, когда он пошёл в школу. Пинался, потом его научит или кто-то его научил. Это был вопрос к полиции, кто, но это даже никто не выяснял. Его научили хватать за шею, профессиональные захваты, профессионально бить в шею, реально профессионально бить в верхнюю часть головы, бить по голове, по верхней части туловища. И три ребёнка… То есть он их душил, он троих детей душил и придушил до того, что занятия были прекращены. В документе стоит, директор пишет «Я прекращала занятия, ребенка этого из как бы из класса, требовала, чтобы пришли родители, отправила домой».
00:24:05
Директор школы, администрация школы должны нести какую-то ответственность за воспитание детей и за безопасность детей, это раз. Во-вторых, в Германии должно действовать законодательство, своё национальное законодательство и плюс конвенции ООН о правах ребенка, Конвенция ООН о правах человека. Германия должна соблюдать. Неужели всё это не соблюдается?
00:24:38
Лилия, парадокс в том, что Конвенция о правах ребенка она включена вообще в законодательство Германии. Она является частью законодательства Германии уже лет тридцать, то есть ответ Еврокомиссии, он был написан, я подозреваю, в администрации области, где я жил, вот прямо там текст сочинили, отправили в еврокомиссию, еврокомиссия подписала и отправила уже мне. То есть расчёт был на то, что ну человеку пришлем бумагу, на бумаге написано еврокомиссия, высокий авторитет, он умоется этим ответом и забудет, как страшный сон всё, что было.
00:25:08
И вообще и всё, как бы то есть, плевать на него. Потому что, если мы смотрим законы, и только закон о создании Европейского Союза. Если мы смотрим саму Конвенцию о правах ребёнка, она включена с девяностого года в законодательство Германии, Германия имплементировала себе, плюс есть Уголовный кодекс. Уголовный кодекс запрещает, естественно, бить детей и не только детей детьми. Уголовный кодекс также возлагает ответственность на директора школы, на школьный персонал за предотвращения насилия, как бы за издательство за причиненными, истязательства подчинённых, если год длятся побои, это истязательства подчиненных.
00:25:48
Когда я летом прошлого года подал соответствующее заявление в полицию против директора, мне полицейский сразу сказал «парень, лучше иди отсюда, просто иди отсюда. Ты подашь сейчас одно заявление, вот у нее по бумагам будет все нормально, а тебя посадят, тебя накажут». Ну что, 4 месяца расследований, документы о том, что детей в школе душили, документы о том, что директор вышел сухой из воды. Прокуратура закрыла против нее дело, так как директор в течение года наблюдала и имела надежду, что все решится само, и против меня они возбудили дело, по оскорблению директора, что я ее этим оскорбил, своим подозрением в том, что она некомпетентна. И плюс ложный донос. То есть, раз ее не наказали...
00:26:32
Правильно ли я понимаю, стоял вопрос об изъятии Вашего шестилетнего сына из семьи?
00:26:37
Когда у нас. Мы получили запрет на посещение русской школы при Министерстве Иностранных Дел России, и ребенок отказался категорически ходить в немецкие школы, потому что мы ничего там не учим, а только там деремся. В Германии есть решение суда, десятилетней давности, которая расписывает, что делать с такими родителями, как мы. Там прописано штрафы, сначала выписываются штрафы, потом ребенок изымается из семьи. Всё. Там если ребенок не посещает школу, немцы считают немецкую школу, мы считаем, что школа -школа, то ребенок изымается. Мы решили не рисковать и не дожидаться этого момента, когда нам ночью вышибут дверь. Потому что мы таких случаев много знали, много видели и слышали, просто в 6, в 5 утра вышибают дверь 20 полицейских и потом на Вас возбуждают дело, что вы еще сопротивлялись. И все. Моя жена и я взяли детей, увезли.
00:27:30
Николай, Вы нам сейчас рассказали о том, как делать не надо. Вы рассказали о перекосах в воплощении правильной идеи о защите ребенка. Но все-таки, Вы упомянули, что бывают такие ситуации, когда ребенка нужно спасать от родителей, ювенальная полиция все-таки нужна?
00:27:52
Я считаю, что… Понимаете, если бы приемные семьи брали детей бесплатно, то есть без государственного финансирования, вот знаете, есть люди, у которых душа к этому лежит. У которых возможности позволяют, вот тогда бы, есть страна, в которой нет вообще детдомов. Буквально на каждого ребенка там завещают не имущество, а на каждого ребенка пишется, прямо список составлен, если что-то случится с родителями, с кем будет ребенок. Если с этим человеком что-то случится, с кем будет ребенок. То есть прямо вот такая иерархия. Получается, что если какая-то проблема, то этот ребенок не должен быть предметом бизнеса.
00:28:43
В Финляндии например детей, даже если передают в приемную семью, насколько я знаю, родителей не лишают родительских прав.
00:28:51
Да, но семью уничтожают материально, и семья уже за ребенка бороться не может. Если семья получает счета по 100 тысяч евро за ребенка в год, и автоматически вылетает на банкротство, то семья не может за своего ребенка вообще никак бороться. Я имею в виду вот что. В Германии там буквально пару месяцев назад был дикий случай, когда малышку забили, ребенка забили, а до этого два или три месяца весь дом, в котором были эти побои, это многоэтажный дом, ну там пятиэтажный. Весь дом соседями неоднократно вызывали полицию, обращались в ювенальную юстицию, обращались в органы опеки... Они просто ничего не делали. И возник вопрос, почему вы с этой ситуацией ничего не делали, а почему ситуации, когда, ну вот в нашей ситуации, с ребенком, который отказывается ходить в школу из-за побоев, почему вы такую семью атакуете, и такие семьи атакуют.
00:29:47
Могли бы Вы ответить на последний вопрос? Нужна ли ювенальная юстиция?
00:29:52
Ну не в том виде, как она в Германии, и не в том виде, как ее собираются внедрить у Вас. Вот Лилия, один момент, один маленький момент, но очень важный. Сейчас у вас, если у вас ребенка из семьи забрали, семья может пойти в суд, подать жалобу в суд против действий опеки и судиться в опеке, но судиться с опекой в суде. Судья посмотрит документы, вот документы, вот характеристики, вот родители, он будет с этим разбираться. Если у Вас введут правило 24 часа, будет это выглядеть так. Ребенка забрали, документы сдали в суд, опека сдала в суд. В суде сразу будет вот такая пачка лежать, приходит сонный судья, ему надо зачитать и в течение 24 часов все это рассмотреть. Он все это подпишет, сверху до низу всю пачку, все дела, а потом вы уже будете в вышестоящем суде оспаривать действия этого судьи.
00:30:35
Но его решение. А вы же знаете, как работает система. В любой стране система работает так, что вышестоящий суд крайне редко отменяет или меняет решение суда. Это от страны не зависит. У Вас сразу тогда звено, которое контролирующее было над опекой, исчезает, его больше нет. И в Германии что еще сделали. В Германии суд принимает решение на основании заключения эксперта, эксперт пишет забирать ребенка или нет, и платит за это суд эксперту 20 тысяч евро. Но эксперт получает заказ напрямую от югендамт, поэтому эксперт пишет то, что хочет югендамт. Если эксперт напишет не то, что хочет югендамт, то что хочет опека, эксперт больше заказов от этого югендамт не получит. Получается, что вроде как независимых инстанций это эксперт, югендамт, судья, но они все работают по цепочке и все работают и плюс еще детский дом. Но все они работают вот в этой одной связке, одна команда, рука руку моет.
00:31:29
Эксперт пишет, как хочет югендамт, судья говорит а я же не эксперт, вот у меня заключение эксперта, по эксперту принимает, родители нанимают своего эксперта, платят сами 20 тысяч евро, а судья говорит я вашему эксперту не доверяю. Ну и что, что он дипломированный. А ему просто не доверяю. А ваши характеристики рабочие, показания свидетелей, соседей, вообще никакой роли не играют.
00:31:49
Приехали. Понимаете, люди бегут из Германии с детьми во Францию, в Америку, просят статус беженства в Америке. Люди реально перебегают, и как только ваш ребенок проболтается где-то в саду или в школе, что мама с папой решили уехать во Францию, а семья немецкая, югендамт просто мгновенно принимает решение изъять у родителей право определять место жительства ребенка. Вы можете ехать сами, одни, а ребенок ваш останется в Германии, ребенок в Германии как вещь, он принадлежит государству. Вот в чем, Лилия, проблема. То есть, люди же не перебегают сразу, у них какой-то конфликт он начинает разрастаться, и когда они принимают решение сбежать, они начинают вещи паковать, ребенок это видит говорит, а что мы делаем? А мы уезжаем во Францию. Европейская страна, это же не Африка, да? Там же вроде как не едят людей и детей, из Германии там границу переехал – Франция уже. Нет, не уедете. Уехать можете сами, а детей оставьте пожалуйста здесь.
00:32:50
А потом вам счета будут туда приходить, а если вы уедете с ребенком, а югендамт принял решение, что у вас право изъяли определять место жительства ребенка, к вам немецкая полиция придет, не французская. Немецкая. Постучится в дверь Вашу, вы же пропишите ребенка во Франции, и сразу информация поступит в Германию, где ваш ребенок находится. К вам приедет немецкая полиция, вы будете звонить во французскую полицию, у меня ребенка отбирают, французская полиция не приедет вас защищать.
00:33:16
У вас ребенка заберет немецкая полиция и увезет его в Германию. И такие случаи есть, и таких случаев полно. Поэтому, когда перенимают законы, надо очень внимательно смотреть, не ту, фантики, как этот закон состоит, а вот реально что после этого будет. А реальность вот, пожалуйста.
00:33:34
Вам пришлось или вам удалось покинуть Германию вместе с семьей? Вы теперь проживаете в Москве?
00:33:40
Лилия, я хочу вот что сказать. Люди говорят, обвиняют меня в интернете, бывает, что вот Эрней там преувеличивает, все мрачное делает. Американцы пишут петиции в конгресс США, спасите наших американских детей от немцев. Французы пишут петиции в Европейский парламент, и там есть, были уже разбирательства по этому поводу, спасите наших французских детей от немцев. Итальянцы пишут петиции спасите наших итальянских детей от немцев. И я точно могу сказать, что мы на самом деле очень счастливы, что мы смогли детей вот так вот вывезти, до того удара, который бы нанесли по ним. Если бы мы их в августе прошлого года не вывезли, то после, даже во время судебных разбирательств уже в октябре-ноябре нам бы вышибли просто дверь ночью часов в 5 и человек 25 полицейских просто врывается, забирают детей, пишут тут же уголовное дело что вы избиваете 25 полицейских, такие случаи тоже есть. Что здоровенные омоновцы пишут заявление тут же, что вы их всех били, чтобы вам лучше жилось после этого, я бы своих детей и моя жена бы наших детей в жизни больше никогда не увидели. То есть им бы просто поменяли имена, им бы поменяли фамилии, им бы поменяли адреса, мы бы их больше никогда не увидели. Нас просто предупредили что так будет. Люди, которые это пережили. И сейчас все адвокаты Германии, с которыми я общаюсь, первое что они говорят, ты детей вывез? Я говорю да, они мне - молодец. Это самое правильное, что ты сделал в этой ситуации.


Links: Afrikaans Albanian Amharic Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bengali Bosnian Bulgarian Catalan Cebuano Chichewa Chinese Chinese (China) Chinese (Taiwan) Corsican Croatian Czech Danish Dutch English Esperanto Estonian Filipino Finnish French Frisian Galician Georgian German Greek Gujarati Haitian Creole Hausa Hawaiian Hebrew Hebrew Hindi Hmong Hungarian Icelandic Igbo Indonesian Irish Italian Japanese Javanese Kannada Kazakh Khmer Kinyarwanda Korean Kurdish (Kurmanji) Kyrgyz Lao Latin Latvian Lithuanian Luxembourgish Macedonian Malagasy Malay Malayalam Maltese Maori Marathi Mongolian Myanmar (Burmese) Nepali Norwegian Odia (Oriya) Pashto Persian Polish Portuguese Punjabi Romanian Russian Samoan Scots Gaelic Serbian Sesotho Shona Sindhi Sinhala Slovak Slovenian Somali Spanish Sundanese Swahili Swedish Tajik Tamil Tatar Telugu Thai Turkish Turkmen Ukrainian Urdu Uyghur Uzbek Vietnamese Welsh Xhosa Yiddish Yoruba Zulu Yandex.Metrica